Обо мне

Наталья ПогребнаяСегодня, 3 февраля  2019 года, я возобновляю свой блог во благо всех живых существ.

Меня зовут Наташа Погребная. На момент написания моей истории мне 49 лет, и я являюсь создателем группы в Facebook [тынц], название которой говорит само за себя: аутоиммуннитета — нет!

Два года я занимаюсь изучением ресурсов сети, помогающих восстановить здоровье при помощи применения системы питания, основанной на цельных растительных продуктах. За это время и чётко сформировалась цель: распространить эту информацию среди аутоиммунных больных. Опыт излечившихся, мотивация к отказу от наркотиков и химии в любых из их проявлений: словом — поддержка на пути к обращению заболевания вспять.

Некоторые думают, что достаточно точного рецепта — и вопрос исцеления у тебя в руках. Но у каждого в голове своя интерпретация реальности. Поэтому вроде бы рецепт и есть, но его трактовка каждым человеком разнится. Ведь даже борщ никогда не получается одинаковым и всё зависит от ингредиентов и настроения повара.

За несколько десятков лет, пока я шла по этому пути, и в последние два года я утвердилась в вере, что наше тело самовосстанавливающийся организм, и помочь ему можно лишь тем, что не мешать, соблюдать баланс внутренних сред и гармонию взаимодействия с внешним миром.

В своей группе в я размещаю материалы по исцелению при помощи цельной растительной диеты.

Я поделюсь с вами своей историей возникновения у меня аутоиммунного заболевания — ревматоидного артрита, название которого предрекает любого, кому выставлен такой диагноз, к инвалидности и потере внутренних органов из-за химиотерапевтического пожизненного «лечения»  с помощью подавления иммунитета.

Итак..

В детстве я занималась легкой атлетикой и в 16 лет меня передали тренеру по прыжкам в длину, дабы направить мои навыки в узкоспециализированное русло. У меня хорошо получалось прыгать в длину, но мне не повезло — я получила травму (после очередных соревнований, делая заминочную тренировку на последнем прыжке я порвала мениск); оперировалась спустя полгода. В 19 лет по глупости — вторая травма — разрыв связок на только что восстановившемся колене. А в 21 мне ставят диагноз «ревматоидный артрит».

Два года я принимаю НПВС, уколы кризанола (золото в персиковом масле), внутрисуставные иньекции кеналога в больные суставы (тогда очень болели пальцы рук, локоть, колено, голеностоп и плечо).. Не получая уже обезболивания от каждодневных внутримышечных, при усилении воспалительного процесса, я принимаю решение бросить таблетки, ибо мой живот уже не выдерживает каждодневных кишечных колик по утрам, когда меня корчит от боли. В этот период я прохожу массу всевозможных экстрасенсов — мама возит меня, полудохлую, каждый день на другой конец города после работы, мы отстаиваем очередь – и это приносит еле заметные результаты (по тонкому меня немножко чистили) — я научилась обходиться без таблеток, которые принимала скорей всего потому, что морально не могла бросить.. не могу уже вспомнить те чувства. В 23 я перестала есть мясо, около десяти лет молоко и мороженки были у меня под запретом. Полученное облегчение состояния дало мне возможность родить сына, но примерно через полгода после родов меня подкосило и без грамотной медицинской помощи организм начал сыпаться. Я съездила к ревматологу в надежде, что за 10 лет ревматология узнала что-то новое о лечении заболевания. Но мне предложили метотрексат и, почитав аннотацию, я решаю, что у меня по-прежнему не столь много здоровья, чтоб глушить эту отраву. [Мнение Клинта Паддисона на стратегию применения препаратов, снимающих воспаление. Используйте автоперевод страниц.] При сильных болях и тугоподвижности справляюсь с обострениями одно-двухдневными голоданиями. В рационе моем года через три уже отсутствовала рыба, хоть и до этого я не особенно её употребляла.. постепенно перестала есть яйца  — тело давало понять, что не усваивает эти продукты. Молочное в чистом виде я ела не часто, но тортики, печеньки, шоколад и молочные конфетки были всегда до последних двух лет (а именно это вызывает горячее воспаление). Был сыр (пусть и без сычужного фермента), была сметана, сливочное масло и иногда творог. На растительные масла моё тело сигналило давно, неприятным тяжелым запахом от кожи, но тогда я была глуха — потому что особо не связывала влияние питания с самочувствием — ведь я и так отказалась уже от многого, куда же больше?!

Но моё питание было ещё далеко от идеального. О роли жиров в нагнетании воспаления будет отдельный разговор. Долго рассказывать, но два года назад я кардинально всё изменила.

К тому времени у меня произошли деформации пальцев рук и ног, начинался гонартроз и развивался деформирующий артроз колена. Анкилоз нескольких суставов стоп и голеностопа. Двигательная активность упала в ноль.. Стопы искривлялись, становилось всё больнее ходить, сидеть за рабочим столом, лежать. Полетел позвоночник — остеохондроз и две операбельные грыжи в поясничном отделе, полинейропатия из-за ущемления седалищного нерва. Все это — результат сидяче-лежачего образа жизни. Я совсем не занималась никакими физическими упражнениями, хотя в больницах всем больным выдают яркие листовочки с необходимым комплексом. От безнадежности я пересела на велик и начала искать информацию где сделать реконструктивную операцию стоп. Кто вообще возьмется оперировать ревматоидного больного? Cколько историй я наслушалась от докторов о перспективах, если что-то пойдет не так — хирурги намекали страшное.  Четыре года назад боль меня допекала даже в лежачем положении — оказалась что был отколот кусочек кости в фаланге стопы. Узнала я об этом только когда после первой операции начала наступать на ногу — при операции этого не увидели (не смотря на то, что оперировал опытный швейцарский хирург в Тагильском центре реабилитации). Мне предложили сделать операцию на вторую стопу, чтобы убрать эту косточку. На первой операции мне сделали халюс вальгус и перерезали суставы всех пальцев и теперь это просто сросшиеся суставы как одна кость. Вторую стопу я делать не хотела, но после того как я походила на новой ноге, поняла, что разные ноги по плоскостопию это не очень то удобно — и пошла на срочную вторую операцию через три месяца после первой, было страшно. Вторая стопа была посложнее первой, но в обуви мне с ней было легче — поэтому я не хотела ее исправлять (снимки моих оперированных стоп [тут] и [тут] — доктор Стрэндж меня поймет). Цель этого абзаца — понять какие потери я понесла за 28 лет ревматоидного артрита. Но это только по костям. Весь ужас в котором я находилась — оставлю за кулисами.

Вам придется самостоятельно разобраться во всех системах организма, прежде чем сделаете свои выводы о том, что психосоматические проблемы уйдут только на базе корректировки питания и физической активности. А полное излечение возможно лишь при постепенном снижении уровня воспаления и, в дальнейшем, полном контроле своего пищевого поведения. Для начала придется разгрузить ЖКТ, ослабить жировую нагрузку на печень, чтобы она обновилась, тело избавилось от токсинов. Перестав загружаться непригодным для него топливом, тело начнет работать как слаженный механизм и, в конце концов, возьмет свой ресурс для начала регенерации тканей.

 

Если есть вопросы, не стесняйтесь: форма обратной связи в меню наверху и чат — снизу.